Блог

Тупик драки

Интервьюер: Татьяна Владыкина
Российская газета № 3872,
13 сентября
  2005 г.

Последнее время новости переполнены известиями об уличных драках с политическим подтекстом. Бьют чужих, бьют своих. Бьют спонтанно, бьют организованно. Бьют беззащитных и неприкасаемых. Бьют женщин и девушек. Драться стало модно? Есть ли сценаристы у этих драк или это обычная реакция обычных граждан? Сегодня на эти и другие вопросы пытается ответить врач, военный психолог Леонид Китаев-Смык.

Леонид Александрович, последнее время у вас не возникает такого ощущения, что наступила эпоха драк?

Не нужно преувеличивать массовость и тотальность этого явления. Когда во времена крестьянских бунтов и революций в тысячах деревень сожгли тысячи усадеб, перебили ни в чем неповинных людей — вот это была массовость. Эпоха — значит, что сейчас должны быть тысячи таких драк. Нет их. Намного больше драк, о которых мы вообще ничего не знаем, — семейные драки, пьяные драки. Но это не значит, что мы вошли в эпоху драк. Мы вошли в эпоху беззакония, недостойного поведения государства.

Хорошо, а если говорить конкретно о последних событиях — избили поляков, нацболов, как вы думаете — отчего происходят эти драки?

Конечно, кто-то может предположить, что это выполнение какого-то политического заказа, для того чтобы спровоцировать дурное отношение к той или иной стране. Что для этой цели используются какие-то нанятые исполнители со способностью к преступному поведению. Но это скорее некое желание эксцессов, к которому нас чрезвычайно приучают все наши СМИ. Ведь посмотрите, на протяжении всех новостных выпусков мы только и слышим, что где-то что-то взорвалось, где-то упал самолет. В нашей стране происходят десятки тысяч других событий, достойных освещения.

Может быть, это связано с тем, что сейчас вообще жизнь обычного человека подается крупным планом? Понятно, люди гибли всегда и везде, но, скажем, в новостях десять лет назад практически ничего не говорилось о катастрофах и авариях.

Люди никогда не устанут защищать свою жизнь и бояться за нее. А для того, чтобы привлечь внимание человека к опасностям, возможным в его жизни, есть всего два способа, которые сейчас активно используют в рекламе: первый — это говорить о катастрофах и человек начинает думать «а если б я попал» или «хорошо, что я не попал». А второй способ — говорить что угодно о сексе, смеяться, похабничать и т.д. Чтобы провоцировать продолжение такой хрупкой и единственной человеческой жизни. Человеческое подсознание беспокоится о своей жизни и о ее продолжении в своем роде, и это беспокойство эксплуатируют. С одной-единственной целью: чтобы повысить рейтинг, завлечь рекламой и в конечном счете ограбить его. Все известия по радио, телевизору сосредоточены на том, что в одной стране разбился самолет, в другой утонули тысячи людей, там, конечно, были девяносто наших студентов. И что? Остальные 140 миллионов срочно поехали помогать? Ни один же не поехал? Зачем же тогда каждый выпуск об этом говорить?

И все-таки — новости новостями, политика политикой, а люди как-то слишком часто выходят на улицы и бьют друг друга. И, кажется, с большей готовностью это делает молодежь. Почему?

Понятно, что политическая нестабильность и политики, демонстрирующие противостояния, активизируют общество. А самая вовлекаемая часть общества — это, конечно, молодежь. Политические дрязги могут активизировать молодежь к хулиганским поступкам. Конечно, это плохо, что их на это активизируют. Но есть и положительная сторона — у нас есть люди, которых можно активизировать. Но только не те люди, и не туда их активизируют. Эту молодежь нужно поднимать на благие дела. А как ее поднимать на благие дела, если по телевизору показывают только чрезвычайные происшествия и сериалы, где стреляют и пьют?

С чем с психологической точки зрения связано желание «дать по морде»?

Человек может не просто «дать по морде», он и убить сразу может. Драка — процесс, свойственный людям. Мне дед рассказывал, в каждый праздник обязательно случалась драка, даже присказка такая была «водку пили — морду били». Дрались обычно до первой крови, а потом вместе продолжали пить. Это были веселые драки, но в критические периоды истории драки были до первой смерти. А вот в периоды войн и революций без всяких драк убивали тысячи людей. Драки не до смерти — тренировка своих боевых качеств, на всякий случай и демонстрация достоинств своим подругам.

Вы сами когда-нибудь дрались?

С удивлением обнаружил, что ничего подобного со мной не происходило. Я из военного поколения, вокруг меня было много жуткого, ужасного, но у нас никогда не было драк внутри сообщества, мальчишками мы никогда не дрались, а вот к жестокостям мы были способны, но я ни разу никого не бил. Сейчас молодежь намного лучше, чем тогда. Мы были едины в нашем возрасте, а взрослые были чужды нам. Настолько чужды, что как-то на уроке в 8-м классе у нас подожгли учителя физики Ивана Антоновича (когда я сейчас о нем вспоминаю, у меня сердце болит), в другую учительницу мы постоянно стреляли из рогатки скрученными бумажками, чтобы она не смотрела на нас. Мы были очень смешливы, но наш смех был жесток по отношению к тем, кто старше нас, и никогда по отношению к нам самим.

Есть ли лекарство от драки?

Политики, журналисты любят разделять население на левых, правых, красных, белых, зеленых, но мне кажется, что все эти попытки нацелены на получение спонсорских субсидий и не имеют реального отношения к реальному разделению общества. Более того, народ испытывает недоверие к политикам, которые каким-то образом себя раскрашивают, вплоть до полного игнорирования. А лекарство от драк с политическими подоплеками очень простое — во-первых, это разумное участие в выборах политиков, а во-вторых, активное участие общества в протестах и прочих акциях, исключающих драки.

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Как я лечил вирусный грипп в 1955 г.

В 1955 г. я работал в поликлинике №64 на Малой Семеновской улице в городе …